Обязательная ликвидация потерявшего лицензию банка – миф и обман

Почему компенсации акционерам ликвидированных банков – не самая лучшая идея.

На сегодняшний день уже десяток украинских банков имеют решения судов о незаконности их ликвидации. Некоторые из них продолжают деятельность от имени новых юридических лиц. В то же время Нацбанк называет их “банками-зомби“ и настаивает на том, что выведенные с рынка финансовые учреждения не могут продолжать работу ни в какой форме. При этом регулятор предлагает выплачивать собственникам таких банков компенсации, переложив тем самым ущерб от своей деятельности на плечи налогоплательщиков.

  • Законодательные инициативы

На прошлой неделе заместитель директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физических лиц Виктор Новиков поделился информацией о новых законодательных инициативах, которые готовят в Национальном банке Украины. Один из блоков законопроекта посвящен выведению неплатежеспособных банков с рынка. В частности, по словам Виктора Новикова, будут уменьшены сроки судебных споров между государством и владельцами банков, признанных неплатежеспособными. Такие дела сразу будут направляться в Верховный суд, а на обжалование неправомерности решений НБУ будет выделено 30 дней.

Кроме того, законодательно будет прописан принцип необратимости процедуры ликвидации. И вишенка на торте: в случае признания судом неправомерности решения регулятора о выводе банка с рынка, его собственники смогут рассчитывать на компенсацию от государства.

  • “Плохие“ банки

Тут нужно сразу прояснить один момент. Говоря о «неплатежеспособных» банках в данном контексте, господин Новиков имеет в виду банки вполне платежеспособные, поскольку речь идет о тех финансовых учреждениях, решения об отнесении к неплатежеспособным которых были признаны судами незаконными. А таких банков, напомним, на данный момент уже десяток. Ведь когда в 2014-2015 годах Национальный банк “наводил порядок“ в банковском секторе, то его работа, по словам одного из известных украинских юристов, была похожа на “деятельность какого-то фанатичного доктора, который так помешался на удалении опасных образований, что начал удаление вполне здоровых органов“.

В пример можно привести банк “Киевская Русь“, который Нацбанк признал проблемным из-за невыполнения им плана капитализации, и через две недели на основании этого признал неплатежеспособным. Правда, в ходе судебных разбирательств оказалось, что в течение семи дней со дня признания его проблемным, банк, как и положено по законодательству, уведомил НБУ о мерах по выполнению плана его капитализации, но регулятор на это никак не отреагировал.

Еще более показательна история с “Укринбанком“, где был разработан план финансового оздоровления, включавший привлечение 1 млрд грн иностранных инвестиций. Руководство банка даже успело подписать и зарегистрировать в Нацбанке (!)  инвестиционный договор, однако это, вопреки всем законам логики и требованиям законодательства, не помешало введению в учреждение временной администрации Фонда гарантирования вкладов физлиц.

В общем, когда неправомерность действий Нацбанка и Фонда была неоднократно доказана в суде (причем подтверждена в том числе судом высшей инстанции), а перед Украиной замаячила перспектива нескольких заведомо проигрышных дел в Европейском суде по правам человека (а его позиция в вопросах защиты собственности, как правило, на стороне частного интереса), Нацбанк вместе с Фондом придумали альтернативный выход: предложить собственникам незаконно выведенных с рынка банков компенсации за счет государства. Другими словами, расплатиться за свой непрофессионализм деньгами налогоплательщиков.

  • Простое решение

При этом и Национальный банк, и Фонд гарантирования вкладов физических лиц в упор не хотят замечать наличие куда более дешевого, эффективного и выгодного для всех варианта решения вопроса, который, к тому же, уже реализован некоторыми банкирами. Речь идет о продолжении выполнения обязательств ликвидированного банка новым юридическим лицом.

Получив на руки судебные решения о незаконности признания неплатежеспособности, а также осознавая необратимость процедуры ликвидации (законодательство позволяет признать выведение банка с рынка незаконной, а вот вернуть банковскую лицензию – нет), ряд банков сменили название, вернули себе контроль над активами и начали работу по ликвидации оставшейся перед вкладчиками задолженности, а также взыскании кредитной задолженности.

Но такое развитие событий почему-то не устроило ни Нацбанк, ни Фонд, и они выступили с законодательной инициативой, призванной ликвидировать это “упущение“ и запретить незаконно ликвидированным банкам продолжать работу в какой-либо форме.

  • Международный опыт

При этом в борьбе со слишком упорными банкирами Нацбанк и Фонд постоянно апеллируют к международному опыту. Однако во многих европейских странах закон не требует обязательно проводить ликвидацию банка в случае аннулирования его лицензии. Например, в Германии Закон о кредитной системе четко говорит, что в случае аннулирования банковской лицензии банк может продолжить существование в форме небанковского учреждения (на практике немецкие акционеры чаще выбирают форму финансовой компании). Нет требования об обязательной ликвидации банка в случае аннулирования или отзыва лицензии и в Великобритании. А во Франции и Нидерландах, например, юридическое лицо может продолжать деятельность, если рассчитается со всеми вкладчиками.

Действующие директивы ЕС также не содержат требования об обязательной ликвидации финансовых учреждений в случае отзыва лицензий. Так, статья 12 Директивы 2001/24/ЕС Европейского парламента и совета от 04.04.2001 года относительно мероприятий по восстановлению платежеспособности и ликвидации кредитных учреждений устанавливает, что даже отзыв лицензии не препятствует продолжению осуществления определенных видов деятельности в той мере, в которой это отвечает целям ликвидации.

Другими словами, ничего общего с передовым европейским опытом сегодняшние предложения Нацбанка и Фонда не имеют. Очевидно, там по-прежнему не хватает ни воли, ни элементарного профессионализма для того, чтобы признать собственные ошибки и принять хотя бы минимальные меры для исправления ситуации.